Все новости
Общество
28 Ноября 2019, 22:00

Не зря бабушка говорила…

Вот и подошли последние дни осени. А зима в этом году что-то не спешит к нам. Хочется снега, зимней сказки. Только вот непонятно, где она запропастилась. Ну, что ж, пока зима капризничает, вспоминаем лето! Мы предлагаем вам рассказ.

Да-а, жизнь меняется. Раньше в деревнях почти в каждом дворе держали корову (и не одну), у многих были свои лошади. А у кого не было, те одалживали у соседей, когда нужно было что-то привезти или перевезти. Сейчас лошадь есть у одного мужика на всю деревню. Пришел прогресс, время скоростей. Каждый житель теперь имеет свою машину, а то и не одну. Мы же росли, когда всюду ездили на гужевых повозках. Если честно, иной раз даже приятно вспоминать.
- Марина, ложись уже спать, завтра вместе с соседями поедешь за ягодами, - предупредила меня мама перед сном.
«Уф, опять целый день пройдет на поляне, лезут мысли в голову. - Это же, сколько надо ехать? Мама сказала, что поедем вместе с соседями, значит, далеко. Дядя Аркадий всегда везет свою жену за ягодами на чертовы кулички. Рядом с нашей деревней, хоть и природа красивая, мало полян с ягодами. Там два-три ведра не наберешь. А они ведь одним только не довольствуются. Ладно, утро вечера мудренее, надо уже как-то уснуть. Утром рано вставать».
Вот так и не выспалась. Зачем только легла на веранде? Сначала всякие мысли лезли, потом молодежь на мотоцикле гоняла, только крепко уснула – петухи начали петь. И это в четыре утра! Да, летом в это время уже начинает светлеть. Сегодня меня разбудило многоголосное птичье щебетание и петух. Будь он проклят. Ну, все, хватит валяться. Через два часа дядя Аркадий с тетей Валей выедут на лошади с повозкой. Почему так рано? Просто ехать надо долго.
Так и получилось. За два часа мне пришлось управиться утренними делами. Сбегала до родника за водой, помогла маме по хозяйству. Только села завтракать, услышала на улице:
- Тр-р-р-р! Стой, куда спешишь, успеешь!
Выглянула в окно – дядя Аркадий с тетей Валей уже возле нашего дома сидят на тележке.
- Дядя Аркаш, я сейчас мигом!
На ходу допила горячий чай, в пакет бросила пару кусочков хлеба, несколько огурцов и полуторалитровую бутылку родниковой воды – местную «Алису».
- Здравствуйте, тетя Валь, - подойдя к повозке, поздоровалась с соседкой.
- Здравствуй, Марина. Ты ведро-то побольше возьми. Мы ведь далеко да надолго. К вечеру только, наверное, вернемся.
Послушалась ее. Вернулась обратно, поменяла ведро с пятилитрового на двенадцатилитровое. Сама думаю: «Надо было домой зайти и посмотреть в зеркало. Бабушка всегда говорила, если уже вышла на дорогу, нельзя возвращаться, а то не будет дороги или неудачно съездишь. Ай, да ладно, все будет хорошо».
- Все поехали, - запрыгнула в телегу.
А дядя Аркаша молодец, заботливый. На телегу он постелил сухое сено, чтоб мягче было. Сверху укрыл еще и старым покрывалом. В конце улицы забрали еще Людмилу, которая выбежала с двумя ведрами. Вот так, с пятью ведрами мы вчетвером поехали за ягодами верст так за десять, а то и больше. Да ладно, не пешком же…
По дороге тетя Валя всё рассказывала не умолкая истории своей молодости. Не заметили даже, как проскакали мимо двух деревень. Скоро будет еще одна. А там холмы. И много-много ягод – дикой клубники. Это мы их так называем, а ведь у нее есть и другое название – полуница.
Вот и дорога пошла холмистая: то спуски, то подъемы.
- Дядя Аркадий, а у Белки нрав какой? - с опаской спрашиваю я (это лошадку так зовут).
- Не переживай, это благородное животное. Хотя имеет свой характер. У нее во рту есть грызло от трензеля, чтоб управлять легче было.
Только услышала слова соседа, как наша Белка начала скакать под гору. И не остановишь ведь. Наверное, этот трензель и не понравился ей. Кому же понравится железяка во рту, да еще когда тянут вожжи, стараясь остановить. Белка наоборот начала ускоряться. И тут рядом с моими ногами что-то промелькнуло. «Это же колесо! Наше колесо! Вот тебе на!.. Сейчас всем нам будет трензель!» - думаю я.
В это время телега наклоняется в правый бок, где сидят дядя Аркадий с тетей Валей. Я даже не поняла, как упала. А скорость-то ого-го - все 30 километров в час. Грохот, визги… и отдаляющий крик:
- Тр-р-р! Тр-р-р-р!
Тишина… Через некоторое время слышу жалобный стон: «Ай-яй, голова». Поднимаю свою - вижу картину: тетя Валя сидит и держится за голову, рядом Людмила пыхтит, ведра валяются, где попало. А дядя Аркадий ускакал, наверное, хотел догнать колесо, выскочившее из оси. Не зря ведь подумала, что возвращаться нельзя. Нет, надо же было поменять ведро. Минут пять прошло – тишина. И вдруг слышу хохот Люды. Ну, прямо, как колокольчик звенит, и никак не может остановиться. Самой тоже смешно, только вот думаю, тетя Валя обидится. Вроде она голову ушибла.
- Ха-ха-ха. Ой, не могу, - Людмила так и не может утихомириться.
- Что случилось, все нормально, - подбегаю я к соседке. А сама не могу понять, то ли она ревет, то ли смеется.
- Ой, голова. Что это было? – уже с улыбкой на лице спрашивает тетя Валя.
«Все нормально, значит. Все живы», - подумала я про себя.
- Она приземлилась на мою голову, - показывая на Люду, продолжает она. – Нашла мягкую посадку. Да еще по лбу дала своим ведром. Ты что, не могла отпустить его?
- Ой, прости, пожалуйста, я же ничего не поняла. Что это было-то? – извиняется Людмила.
- Это колесо решило без нас прокатиться, - говорю я, а сама смотрю вниз.
Там дядя Аркадий уже поймал своего приблудного и машет нам, мол, спускайтесь.
А мы сидим на земле посреди дороги и ухохатываемся. Успокоились немножко, собрали все наши пожитки и спустились к нашему извозчику.
- Присмотрите за Белкой. Пойду чеку поищу. На ухабах, наверное, вылетела, вот и колесо соскочило, - говорит он.
Не долго пришлось ждать его, вернулся с чекой:
- Вот она – виновница всех несчастий. Прямо выдернули из гранаты чеку, и все взорвалось. Стержень жалкий, да еще и кривой, - ворчит сосед.
Мы же с Людой, как посмотрим на тетю Валю с шишкой на лбу, начинаем снова смеяться. Вот умора!
Дядя Аркадий поставил колесо на свое место и закрепил той самой чекой. Через минут десять мы уже ехали дальше, вновь и вновь вспоминая произошедшее. Доехали до деревушки, оставили Белку на попечение родственницы соседей, сами отправились за ягодами. После обеда уже все наши ведра были полными. Обратно домой вернулись без всяких приключений. Только вот шишка на лбу тети Вали напоминала тот случай на протяжении недели. А я теперь каждый раз, когда выезжаю на дорогу, на всякий случай заглядываю в зеркало. Думаю, не будет лишним…
Полуница – клубника луговая
Трензель - твёрдая, обычно металлическая, часть уздечки, вставляемая в рот животного, обычно лошади.
Грызло - железная часть удил, вкладываемая в рот лошади поверх языка.
Чека — стержень, входящий в отверстие детали и препятствующий одностороннему перемещению по ней другой детали. Форма Ч. препятствует её выпадению из отверстия. Использовалась в конных повозках для предотвращения схода колеса с оси/
Вожжи – предназначаются для дистанционного управления лошадью с телеги.