Все новости
Общество
26 Августа 2020, 00:00

Письмо солдату

дравствуй, дедушка Василий!Хотя нет, я хотела бы обратиться к маленькому Васе, тому, которого ты видишь в своих снах.Я помню, что ты жил в нашей деревне на улице Луговой. Всё время сидел в валенках на скамейке перед стареньким домиком. Я шла из школы, здоровалась с тобой, ты угощал конфеткой из кармана старой тужурки. Спрашивал, сколько мне лет. А потом задумывался, смотрел подслеповатыми глазами в небо и забывался. Я ждала твоих рассказов, но ты долго молчал..

Здравствуй, дедушка Василий!
Хотя нет, я хотела бы обратиться к маленькому Васе, тому, которого ты видишь в своих снах.
Я помню, что ты жил в нашей деревне на улице Луговой. Всё время сидел в валенках на скамейке перед стареньким домиком. Я шла из школы, здоровалась с тобой, ты угощал конфеткой из кармана старой тужурки. Спрашивал, сколько мне лет. А потом задумывался, смотрел подслеповатыми глазами в небо и забывался. Я ждала твоих рассказов, но ты долго молчал. Иногда я, не дождавшись их, уходила, а иногда мне удавалось услышать рассказы о твоих снах.


Сон черно-белый. Печальный.


Мальчишка Васька бежит по гороховому полю, цепляясь ногами за кудрявые кустики. Бежать хочется быстро, но не получается, кусты гороха сплелись своими усиками друг с другом и «ловят» твои ноги. Ты падаешь, смеёшься, вскакиваешь и бежишь догонять остальных. Сегодня убежал из дома с утра, попив только парного молока. До полудня успели побывать на речке, в заброшенном теперь колхозном саду. Яблоки ещё совсем мелкие и зеленые, но так и манят ребятишек. А теперь путь на гороховое поле. На краю поля уже никто не останавливается. Тут уже всё объели. Бегут ребятишки глубже в поле. Там в теньке горох слаще, молочнее.

Набрали зрелые стручки в карманы, в рубахи, в подолы юбок. Идёте домой уставшие, но довольные. Васька думает о том, что от матери попадёт. С утра велела воды из колодца в старую бочку натаскать, чтобы прогрелась. Когда подошли ближе к деревне, услышали странные звуки, выстрелы, крики. Из дома бабы Матрёны клубом валит дым. Стало страшно и непонятно. В деревне, как ушли мужики на фронт, шума такого не было. Женщины руководили всем тихо, мирно. Разве что вечерами собирались на брёвнах перед клубом, пели грустные песни, иногда ревели, потом хохотали и пускались под гармонь Митрофановны в пляс.

А вот шума такого никогда дети не слышали. Кубарем понеслись с холма к деревне. Стручки гороха полетели во все стороны. Подбежали к своей улице со стороны огородов. Слышна непонятная громкая речь. Мужики, но не наши. Дети всё поняли… В деревне немцы. Слухи об их зверствах, до вас уже доходили, но вот видеть их в своих краях не приходилось. Что-то подсказывало, что надо прятаться. Залегли между картошкой и кустами заросшей малины. Лежали так в страхе и забытье, пока всё не утихло. Слышен был удаляющийся шум немецких грузовиков и мотоциклов. Когда смерклось, пробрались по огородам во двор. На крыльце сидела мать и глухая бабка Настасья. Бабка покачивалась вперёд-назад и приговаривала:

-Антихристы… Безбожники… Душегубы…

А мать тихонько выла. Тихо-тихо, но очень горько. Васька подошёл к матери и обнял её. Она зарылась лицом в его рубаху и ещё сильнее затрясла плечами.

На следующее утро дети узнали, что крылось за всеми вчерашними страшными звуками. В Собачьем хвосте деревни немцы сожгли три дома. Увели коров, мелкую живность, такую как поросята, бараны и куры погрузили в грузовики. Забрали все запасы муки, картошки, зерна. Громкоголосую и крупную Соньку-трактористку расстреляли на месте за то, что набросилась на немецкого солдата, когда тот выводил дохленькую козу Маньку из хлева.

Ваське было жаль и мать, и себя, и Соньку, но сердце как будто окаменело и не желало принимать все ужасы военного времени. И своим уже недетским умом восьмилетнего мальчишки он понимал, что тяжелая жизнь в тылу врага станет ещё ужасней. И рассказы о том, какие зверства творят безжалостные немцы, оказались правдой.


Сон цветной. Радостный.


Ваське уже 11 лет. Вырос ли он? Так сразу и не скажешь. Щуплый, бледный, в плечах узок. Но вы посмотрите в его глаза. Так смотрит ребёнок, который видел, знает и чувствует гораздо больше, чем его сверстники в любое другое время. Да и как забыть бабий плач после прихода почтальонки Нюрки с письмами-треуголками. Как забыть страх от каждого прихода немцев в деревню. Каждое такое событие делает ребёнка военных лет сильнее, жестче, целеустремлённее. А цель? Цель у всех детей того времени одинаковая: уничтожить немцев, освободить Родину, поесть как раньше маминых маковых булочек с молоком и мёдом. Вот и ответ. Вырос Васька, но не ввысь и вширь, а «вглубь» сердца и в «смелость» души.

Каждый день ребятишки бегают на железнодорожный переезд. Солдаты возвращаются домой. Кто с одним глазом, кто хромой, а кто машет родным культей. Но, не смотря ни на что, радость живёт во всём облике солдат, их жён и ребятишек. С объявления о Победе советских войск прошло больше двух месяцев. Все Васькины друзья уже успокоились. Ведь у многих всё стало ясно в голове. Отец или жив и вернулся, или мёртв и не вернётся никогда. А у Васьки всё непросто. Было сообщение, что батя погиб. А потом в письме Марфин сын написал, что видел Петра, Васькиного отца, тяжелораненым.

Вот и начинается каждое утро в доме с радостного ожидания всех домочадцев, а заканчивается горестным разочарованием. Но Васька не сдаётся. Одиннадцатую неделю, изо дня в день, он бежит к переезду. Радуется за деревенских мальчишек, которые встречают отцов. Исподтишка вытирает рукавом рубахи слёзы и идёт домой. Дома никто ничего уже не спрашивает. Всё понятно и без слов. Мать сказала утром.
- Не ходи сегодня! Не мучь ты себя, Василёк.

Но он не сдаётся. Ведь он видит, что и мать верит, что отец вернётся. Алый платочек в белый горох каждое утро появляется на подоконнике и каждый вечер убирается в сундук. Этот мамин платок для Васи символ веры в возвращение отца.

Сидит Васька на переезде на бревне, ставшим уже гладким от его штанов, ковыряет палочкой в пыли, выводит звезду за звездой.
Гудок! Васька уже не вскакивает, но сердце начинает отбивать свой ритм. Ритм веры и надежды, ритм любви к Родине и ненависти к врагам, ритм Победы и свершения всех мечтаний.

Из дверей вагона летит в пыль рюкзак, а потом выпрыгивает солдат с привязанной к груди рукой.
- Отец! Батька вернулся! Я знал...Знал… Я верил…Победа! Мы победили!

Вот только теперь сладость Победы «разлилась» по-настоящему в груди Васьки. Теперь мы точно победили! Будем жить! Жить так, как мечтали!
Эти сны ты нам рассказывал, помнишь? Тогда я не все понимала. Ты никогда не говорил, что Васька – это ты. Теперь я знаю, твои сны – это кусочки воспоминаний из тяжелого военного детства. Я давно не приезжала в нашу деревню и не видела тебя, дедушка Вася, несколько лет. Сейчас, когда я выросла и уже многое понимаю, хочу сказать тебе спасибо за мое детство. За то, что когда бегу с горохового поля, над моей деревней светит ласковое солнышко и его не омрачают пожары, выстрелы и смерть близких.

С благодарностью, Катя.

От редакции: Данная творческая работа участвовала во Всероссийском конкурсе «Письмо солдату. О детях войны», который был объявлен в честь 75-летия Победы в Великой Отечественной войне. По официальным данным на конкурс поступило около 11 тысяч работ.
Автор Андуганова Екатерина Эдуардовна, ученица Краснохолмской СОШ №2 отмечена «Благодарственным письмом», как финалистка в региональном этапе в номинации «Письмо», за творческий подход к раскрытию темы «Патриотизм и сохранение традиций героического прошлого нашего Отечества».